Коммерция и прочий рак страйкбола

reclama

Страйкбол – игра на честность, в первой же части правил которой написано, что игра некоммерческая и командная. Но это не отменяет необходимости в инфраструктуре.

Собственно, последний Страйккон-2015 за редким исключением показал, что здравомыслящие люди это прекрасно понимают.

Так, за десяток лет в страйкболе я лично рад возможности больше не копаться самостоятельно в приводах.
Моя жена больше не задает вопросы, зачем в доме такое количество гороха, а я не хожу под статьёй об изготовлении СВУ.
Раздумывая, куда привезти новичка на первую тренировку в жизни, я не думаю – будет ли полицейский рейд по «Теплому стану» и не устроят ли местные пикник на любимой нашей поляне на Камнях.

Я плачу небольшую деньгу, и Ори подбирает мне радиостанцию, Мангуст снабжает батареями, ребята из «Урагана» перебирают мне пулемет под ключ, Гном отреставрирует командные эмки, а потом я поеду на тренировку в «Катакомбат» или на игру «Орггруппы ЗЛО» к Сержу и Лаврику или к Хозу. И так делают очень многие.

Всё это – пример подхода «страйкболисты для страйкболистов».

Ровно это же я наблюдал и на страйкконе – помимо монополистов рынка TAG (и догоняющих их местами RAG), рад был видеть бритблоковского сапера, который не только наладил производство бюджетных гранат, но и реально предлагает их дешевле и удобнее, чем парни на соседнем стенде. Были там и совсем космические вещи – которые надо тестировать, прежде чем можно будет что-то сказать, но дух уже захватило.

А есть и другие проекты, которые я не очень понимаю, ровно как и селебрити-маркетинг страйкбола (что не помешало нам фотографироваться с Галустяном).

Начну, пожалуй, с прокатного страйкбола и проекта «СтудСтрайк». Скажу честно: я действительно обожаю проекты, где есть:

  • Бряцанье стволами (пусть и игрушечными)
  • Моя альма-матер
  • Длинноногие девочки

Вероятно, именно поэтому я стараюсь не пропускать встречи выпускников, попойки и прочие богоугодные мероприятия моего бывшего вуза.

Но когда я вижу ребят, которые методами постинга боянов и котиков вконтакте продвигают чисто массовый прокатный проект, да ещё и восхваляют «эффективный страйкбол», я даже как-то смущаюсь.

Для меня-то Вышкинский страйкбол – это, например, Василий «Сильвер» из Флектарна, Саша «Хорек» из «Звезды» и прочие незаурядные деятели московского страйкбола.

А тут – полное непонимание, чем массовость и прокатность угрожает командной игре на честность. Если непонятно, поясню:

  • массовость рождает псевдоанонимность.
  • прокат рождает несистематичность

И как факт – индивидуальность и отсутствие командной ответственности за действия одиночного бойца.

И в итоге получается «ветеран проката»– в лучшем из худших случаев он не придёт в нормальный страйк, но будет всем рассказывать о своём опыте в прокате, выдавая его за страйковый.  В худшем – он пойдёт в страйкбол нормальный и перенесет туда прокатные подходы (см выше).

Благодаря разрозненности организаторов играть этой команде будет где, даже если снесут Лыткарино.

Ну и да – слово страйкбол ребята употребляют очень зря – смотри оговорку про правила. Хотя надо отдать должное: организовать прокат страйкового снаряжения — это чудовищная техническая задача: прокат стволов — дело рисковое: привод не Tipmann 98, которым убить можно, разваливается в руках насилующих его клиентов буквально за несколько игр.

Это притом, что вообще-то и у традиционного страйкбола есть свои проблемы, о которых в своё время говорили хитрые иезуиты из Приватка-Клуба в своём замечальном ролике (который, правда, странный по сценарию  — перечислили проблемы, но решения не дали – хоть бы в конце добавили «А у нас не так»).

 

Ну ладно, бог с ними со студентами, гораздо сильнее меня повеселили ребята, приехавшие спасать от несознанки страйкбол. Спасать по своей собственной инициативе.

Суть:попадания шарика фиксируют датчики удара на жилете и шлеме, цепь питания привода при поражении  игрока размыкается, игра для игрока заканчивается. Всё по файфаю, для закрытых площадок преимущественно, счёт фиксируется, спецэффекты и спикер, кричащий «ПАШЕЛПАШЕЛПАШЕЛ».

Скажу честно – я воспользовался положением и не пошёл играть сам, а послал упиравшегося всеми силами Юджина и новичка. Их там порвали как тузик грелку, благо нарвались на спетый и спитый нижегородский коллектив Полигона-52 (да будут их привода исправны, а аккумы заряженными!) – но речь не об этом.

Речь о том, что менеджер, привезший на тестирование аппаратуру, помимо рассказов о том, что один комплект стоит непременные «пять тыщ долларов», в ответ на мою мысль вслух «Эк как моих-то плющат, а бойцы-то хорошие» выдал что-то про то, что их система и была создана, чтобы несознанщиков выявлять.

Думаю, вы оцените моё безграничное миролюбие: вместо того, чтобы сходу объяснить специализду, что такое обвинение в несознанке в страйкболе игрока из хорошей команды и чем оно чревато, я просто отдал деньги за «тест» и мы ушли.

Потому что бесполезно.

Да здравствует коммерциализация страйка, в общем.

Но вспомним, что как интернет когда-то был – как и страйк – уделом сисадминов. Потом сисадминов и менеджеров. И только в последнюю очередь туда хлынули волны школоты и неадеквата и хамство стало нормой, а некомпетентное, но напористое менторство – путём к славе.

Мораль сей песни далеко не в том, что страйкбол пропал: страйкбол (как и сеть) будет жить и дальше, но чем дальше, тем больше нужно будет становиться разборчивей – с кем ты играешь и во что ты играешь.

Но в конечном итоге это простое правило применимо не только к страйкболу.